Мы видим, как чрезмерная уверенность обвинителей, проницательность защиты и стычки полиции Лос-Анджелеса с афроамериканским сообществом города посеяли в присяжных обоснованные сомнения в виновности подсудимого. В недавнем интервью Сара Полсон, исполнительница роли обвинителя Марши Кларк, поделилась своим мнением о том, почему дело Симпсона было провальным для ее героини, а также рассказала о грязной травле этой женщины общественностью.


Как вы решились сыграть Маршу Кларк?

Поверьте, согласиться на эту роль было непросто. Все спрашивали, что заставило меня подписать контракт. А почему, собственно, и нет? Ведь мне предстояло работать с таким режиссером, как Райан Мерфи. Больше меня пугало то, как я смогу пропустить жизнь этого персонажа через себя, а потом спокойно жить дальше. И что будет, если я не смогу это сделать. Моя героиня — публичная личность, у нее свой стиль и манера речи. Когда все это произошло, мне было 19 лет. Если бы я могла, как по волшебству, припомнить ее жесты и мимику, это расположило бы ко мне многих людей, которые тогда следили за судебным процессом, сделало бы мою героиню более правдоподобной.

Так или иначе, мне было важно не рассматривать Маршу как только отрицательного персонажа. Большинство людей знают о ней лишь по судебному процессу, во время которого она была жесткой, резкой, несгибаемой. Но я никогда не думала, что она такая и в жизни.


Вы читали сценарий до подписания контракта или сразу согласились на предложение Райана?

Райан позвонил, когда я в Новом Орлеане снималась в «Американскойистории ужасов», и я сразу дала свое согласие на участие в его новом проекте. Тогда он попросил меня прочитать сценарий. Я сказала, что мне это не нужно. Но Райан настоял, и уже на следующий день я звонила ему со словами: «Теперь я не просто хочу сыграть Маршу Кларк! Теперь я не переживу, если не сыграю ее!».

Роли, которые подбирал вам Мерфи, всегда были из ряда вон выходящими...

Да, я играла журналистку-лесбиянку, играла ведьму, ослепленную кислотой, затем я предстала перед зрителями в образе сиамских близнецов, героиновой наркоманки, и вот теперь — Марши Кларк. Если Райан когда-нибудь перестанет подбрасывать мне подобные роли, я очень расстроюсь.


Райан всегда дает мне работу, которая бросает мне вызов, выводит меня из зоны комфорта. Он полностью изменил мою жизнь, во всех отношениях, в том числе в отношении моей веры в себя. Каждому нужен такой человек, будь то школьный учитель или кто-то из родителей, который видит тебя так, как ты не видишь себя сам, который подбадривает: «Ты сможешь это сделать!». Мерфи стал таким человеком для меня. Он сделал меня открытой для многих новых вещей. Спасибо, Райан!

Я и представить себе не могла, что когда-то сыграю двухголовую женщину. Он подбирает мне роли, а я даже думать не хочу, чем он руководствуется в своем выборе. Может, в следующий раз я буду играть просто чью-то подружку. Стать персонажем, с которым ничего особенного не происходит, — это будет трудно!


С чего вы начали работу над ролью Марши? Вы хотели выявить ее положительные качества?

Я старалась не вспоминать, что думала о ней тогда, во время процесса. В те годы я была еще слишком молода, чтобы что-то понимать. А потом я прочла и посмотрела все возможные материалы о Марше и прониклась огромным уважением к этой женщине и к тому, что ей пришлось пережить. Публичные оскорбления, все эти исследования ее внешности, анализ макияжа и прически... А ведь она просто хотела посадить за решетку человека, который, по ее убеждению, совершил двойное убийство. Она не знала, как справиться с этим давлением, ведь у нее не имелось никаких навыков публичной личности. В этой суровой битве у Марши не было никакого оружия, кроме собственного ума, но никому не было дела до этого.

Такое положение вещей говорит о недостатках системы юстиции. Кларкпыталась добиться правосудия, а ей приходилось отбиваться от нападок на ее внешний вид, на то, что она, видите ли, недостаточно женственна. Это приводило меня в ярость. Отчасти я даже испытывала схожие чувства. Так что мне не пришлось искать в ней человеческие качества. Моя героиня была абсолютно реализовавшейся личностью, которая вдруг стала объектом пристального внимания публики, будучи очень плохо к этому подготовленной. Джонни Кокран давал пресс-конференции на протяжении многих лет, и у него было много резонансных дел. А Марша Кларк была государственным обвинителем и не вела столь насыщенную общественную жизнь. Я пересмотрела огромное количество видеоматериалов, благодаря которым мне стало понятно, что в самом начале процесса она очень нервничала перед камерой.



Очевидно, она взялась за дело с наилучшими намерениями, предполагая, что выиграет без особых проблем?

Абсолютно точно. Но выиграть это дело не было никакой возможности. Настроения общественности Лос-Анджелеса после избиения полицейскими афроамериканца Родни Кинга были таковы, что добиться обвинительного приговора для О. Джея не смог бы никто. И люди захотели сложить всю ответственность на Маршу. На самом деле, если кто и смог бы добиться обвинительного приговора, то только она. Таково мое, пусть и очень субъективное, мнение.

То, что вы сейчас знаете о своей героине, изменило ваше отношение к происходящим тогда событиям?

Я фактически испытываю чувство вины. Почему я тогда не приняла сторону Марши, хотя бы из женской солидарности? Почему так быстро поверила всему, что о ней говорили СМИ? Ведь я действительно думала, что с ее прической что-то не то. Сейчас я понимаю, какими же все мы были дураками, что в те годы не поддержали эту женщину. Ведь ни одного мужчину никогда не обвинят в том, что он слишком твердый, слишком сильный, слишком жесткий или слишком умный. Никогда! Никто бы не сказал мужчине сменить прическу и надеть ботинки получше. Как она смогла все это пережить, я до сих пор не понимаю.


Каково было погрузиться в динамику отношений между Маршей и Кристофером Дарденом?

Они были соратниками. Инцидент с перчаткой, найденной на месте преступления, нанес сильный урон позиции обвинения. В этом цирковом представлении все были безжалостны, особенно со стороны защиты. Они как будто с ума посходили. А Марша и Кристофер поддерживали друг друга таким своеобразным, довольно романтическим образом. Правда, в сериале вы не увидите ничего конкретного на этот счет, так как никто достоверно не знает, что происходило тогда между ними. Но они безмерно друг друга уважали. Дарден рассказывал, как однажды позвонил Марше в конце дня, и она призналась, что ушла из офиса позже всех, уложила детей спать и теперь занимается на велотренажере, одновременно читая бриф. Думаю, он преклонялся перед ней, как и она перед ним.

Какое впечатление произвела на вас личная встреча с Маршей Кларк?

Это было самое волнительное событие в моей жизни. Встреча с такой женщиной не может разочаровать.